Кадровая проблема в ИТ: попытка анализа (часть 1)

Григорий Коган
Григорий Коган

Красивое выражение «развитие человеческого капитала» сейчас очень популярно. Но его часто используют как эвфемизм для ещё более заезженного и такого надоевшего «кадровая проблема». Какой бы термин мы не использовали, всё сводится к перечислению стандартного набора проблем и жалоб.

Я решил, опираясь на собственный 15-летний опыт как работодателя и 8-летний как университетского преподавателя, предпринять попытку собрать вместе жалобы всех сторон, провести их анализ и предложить свои варианты решений. Задача оказалась объёмной и потребовала гораздо большего количества дней и букв, чем я ожидал, а результат нагло попрал все каноны блогописания. Чтобы хоть немного соблюсти формат блог-поста и облегчить восприятие этого многобуквенника, статья будет публиковаться в три захода:

Часть 1. Кого взять на работу? Куда пойти учиться? Часть 2. Чему будем учить? Кто меня научит? Часть 3. И, наконец, что делать?

И дисклеймер. Все мои рассуждения относятся к ИТ-образованию и ИТ-отрасли города Ижевска. И если я где-то дальше опускаю упоминание отрасли или города, то это не значит, что я претендую на какое-то обобщение. Хотя вполне допускаю, что многие тенденции схожи в других регионах и других отраслях.

Кого взять на работу?

Проблема с кадрами сегодня традиционно объявляется одной из основных практически в любой отрасли. Особенно страдают от неё «чисто интеллектуальные» производства, такие, как ИТ. Сложно представить себе разговор с менеджерами от ИТ, в котором бы не прозвучал этот стон.

Поэма «Плач ИТ-компаний по кадрам», сокращённое изложение
  1. Мы его три года натаскивали, ведь полным неучем до того был! А он взял — и в Москву уехал (вариант: во фриланс подался).
  2. Приходит такой после университета, дипломом машет. Знать ничего не знает, работать никогда не работал, да и вообще интеллектом не блещет, а зарплаты сразу 25 тысяч просит!
  3. Ну раз вузы учить не умеют — решили, что сами научим. Пришли в университет, студентов набрали. Так ведь хоть бы они соображали вообще! Из всех стажёров еле-еле одного отобрали.
  4. Некого брать! Не-ко-го! Все толковые ребята сразу после школы в Москву и Питер уезжают.

Будь это песней, рефреном бы звучало: кадров мало, хороших вообще единицы, зарплатный рынок перегрет, а работать кому-то надо. На форумах и кадровых сайтах резюме программистов практически не появляются, зато вакансий полно. Ряд компаний уже полностью перешёл на прямой хантинг сотрудников у конкурентов, не надеясь на «конвенциональные» способы поиска кадров. Аргументы при этом исключительно финансовые, социально-нематериальные пакеты у всех примерно одинаковые. В итоге рынок погрузился в банальную ценовую войну, только не за клиентов, а за сотрудников. Среди последних случаются по-современному ультрамобильные кадры, регулярно переходящие на новое место с прибавкой в 3-5 тысяч рублей. Года за три им удаётся совершить полный цикл и даже иногда замкнуть круг. В итоге по уровню зарплат программистов Ижевск приближается к Санкт-Петербургу. Уже нередки прецеденты, что уехавшим в столицы не получается найти работу с такой же зарплатой, какая у них была в Ижевске — там и менее требовательных «понаехавших» соискателей хватает.

Понятно, что в этой ситуации профессиональный уровень соискателей отходит на второй план. Перечень требований в вакансиях всё чаще отражает портрет идеального человека и гуру профессии, а на практике компании готовы принять даже тех, у кого нет ни одного из требуемых навыков. Лишь бы человек был хороший. А научить — научим. Каждая вторая компания уже давно запустила свой собственный учебный центр, каждая первая учит специалистов прямо в ходе рабочего процесса. Красиво это можно назвать наставничеством, вот только в силу миграционных процессов и кадрового непоседства наставник всё чаще не Мастер Йода, поучающий падаванов, а сам — вчерашний падаван. В лучшем случае — Магистр, только не джедаев, а какого-то другого ордена. Но преемственность опыта в рамках одной компании то и дело прерывается.

Тем не менее, любая компания, независимо от возраста, назовёт внутреннее обучение основным способом получения специалиста требуемого уровня. И добавит, что сложно даже просто найти тех, кого стоит учить. Возникает вопрос — а чем же тогда занимаются вузы, почему на компании ложится необходимость заниматься обучением? Что удивительно, такая картина складывается в городе с достаточно, как считается, сильными техническими вузами, ежегодно выпускающими пару сотен свежеотдипломированных айтишников. Ещё более удивительным на фоне такого кадрового дефицита оказывается тот факт, что многие из этих выпускников в итоге работают не по специальности. Впрочем, это как раз типично для высшего образования в целом.

Куда пойти учиться?

В чём-то про наше высшее образование можно сказать «За что боролись…». Оно стало по-настоящему доступным, как о том и мечтали лет сто назад. Мест в вузах много, а абитуриентов мало (та самая «демографическая яма» 90-х). ЕГЭ позволяет хоть куда-нибудь, да поступить. Но легкодоступная вещь не может быть престижной, а массовая — оставаться на том же уровне качества. Иметь диплом — уже давно не гордость, а данность. Средний показатель дипломированности нынешних 25-летних приближается к двум (а то и больше) на душу. Что нисколько не отвечает объёму имеющихся знаний, а также не внушает пиетета работодателям — список из нескольких высших и полувысших образований в резюме уже давно равнодушно пробегается глазами.

Очное высшее образование многие вчерашние школьники рассматривают либо как принятый обществом способ продлить на 4-5 лет детство и не брать на себя ответственность, либо наоборот — как возможность поскорее оторваться от родителей и зажить самостоятельно. Уже на первом курсе студенты-бюджетники усваивают «принцип неотчислимости»: как бы плохо они не учились, выгонять их не будут, так как финансирование факультет получает «по количеству голов». Собственно, платников выгонять резона тоже особого нет.

Впрочем, вернёмся к ИТ — отрасли с огромной потребностью в кадрах. Отличается ли в чём-то от очень средней мотивация поступающих на ИТ-факультеты?

Сводный хор абитуриентов «Почему мы выбираем ИТ-специальность» — Я бы хотел устроиться на работу в Google, расскажите , после вашего факультета я смогу туда попасть? — ИТ — это же с компьютерами работать? Мне это нравится, я и Windows как-то раз сам устанавливал. — Мне в школе математика нравилась, её и сдавала на ЕГЭ. Подала документы сразу на эконом и на ИТ-факультет… Нет, на математический не стала — а зачем, кем я буду после выпуска? А так вроде экономист, программист — нормальные специальности. Чем именно они занимаются ? — Да не знаю пока. — Ну куда-то надо поступать будет. Все же поступают. А программисты, я слышал, очень хорошо зарабатывают. Прямо сразу после вуза. — [юношеский голос] Обязательно буду поступать на высшее. Что, в армию идти, что ли? А куда — ну как уж там получится по баллам. — [девичий шепоток , хихикая] А что, пошли на ИТ! Там парней много, может кто посимпатичней даже окажется. Зарабатывать уж точно хорошо будут. — Не, а всё-таки, как попасть в Google?

Общим местом является случайный выбор специальности и непонимание того, кем им предстоит работать после выпуска. Профориентация в школах сейчас не в моде — успеть бы детей на ЕГЭ натаскать. Да и далеко не на всех факультетах первокурсникам проводят введение в специальность, объясняют, чему их будут учить и как это пригодится в конкретных специализациях. Впрочем, а насколько узкой должна быть специальность?

(продолжение следует)