Книжный флешмоб в Ижевске — как всё было на самом деле

Григорий Коган
Григорий Коган
Мы уже писали о том, как мы поддерживали Книжный фестиваль Ижевска и что из этого получилось. А вот - подробные результаты интересного социального эксперимента, приуроченного к нему.

Уже месяц как завершился фестиваль «Читай, Ижевск!» — шатёр разобран, книжки снова расставлены по полкам, палеты удалились на неизвестный склад. И вдруг на прошлой неделе обнаруживается, что в VK до сих пор продолжается книжный флешмоб, который я запустил в поддержку фестиваля. Это стало поводом к рефлексии — почему такой интерес вызвала пустяковая затея, который жить было предписано дня 3-4.

Да,как я уже сознался — это я запустил этот флешмоб в Ижевске. И это одно уже вызывает удивление. До того во флешмобах никогда замечен не был — я не то, чтоб их не устраивал, я в них вообще не участвовал. Будучи клиническим интровертом, прогрессирующим социопатом и убеждённым индивидуалистом, всегда сторонился массовых акций.

А начиналось всё как по писаному: «Дело было вечером, делать было нечего». Хотя нет, делать было чего, но настроения для этого не было совершенно. День оказался вырисован пунктиром чёрных мазков — педиатр обругал ребёнка непонятными диагнозами, машина за ночь на стоянке обзавелась царапиной и всё в таком духе... И тут в ленте фейсбука мелькает пост от одного знакомого из Москвы с десяткой важных для него книг. Как потом показали раскопки, публикации книжных десяток начались ещё в англоязычном FB, потом кто-то запустил это на русском — в Москве, Украине и далее везде...

Так как дела по книжному фестивалю были одним из пунктов на вечер и потому выглядывали из подкорки в ожидании своей очереди, пост Дамира высек из мутного сознания идею — запустить ижевскую веточку, приурочить её к фестивалю и тем самым привлечь к нему дополнительное внимание. Да и сам флешмоб выглядел на редкость симпатично — никаких показательных эскапад, выпендрёжа славы ради или «а слабо?» вопреки. Как позже выразился один из участников, сам знатный эпатажник, этот флешмоб «не относится к классу „дефекация без снятия штанов“».

Хотя правила флешмоба требовали быстро назвать первые пришедшие на ум книги, написание поста заняло у меня более получаса. Почему-то не захотелось ограничиваться сухим меню-образным перечнем, про эти книги было желание рассказывать. В тот момент я совершенно не задумывался, почему оно возникло, о чём именно я рассказываю — как уже говорилось, пора была не ранняя, мозг уже покинул область осознанных действий, да и просто хотелось как можно быстрее запустить. Уже позже — когда отклик оказался настолько впечатляющ и по количеству участников и длительности жизни флешмоба, и по качеству, глубине публикуемых отзывов — я осознал, что и сам рассказывал не столько про книги, сколько свою личную историю, 10 стекляшек калейдоскопа, где в виде книг представлены грани сознания, восприятия мира, либо даже целые главы жизни.

Возможно, именно поданный мною пример, а самое главное — высокий культурный уровень публики, которая его восприняла, и её любовь к словам (как чужим, так и своим), определили уникальность ижевского флешмоба. Стиль постов «московского» и других книжных флешмобов был весьма телеграфный — сухой нумерованный список названий, а то и просто перечисление через запятую десяти авторов. Более того, многие уходили из области художественной литературы в деловую и развивающую, и чем дальше, тем больше их десятки напоминали топ продаж издательства «Манн, Иванов и Фербер».

Ижевский фейсбук сильно отличился. В первые недели сентября он наполнился сочинениями на тему «Как я провёл лето детство», многие из которых сами могли претендовать на рекомендацию к изучению школьниками — не только как списки литературы, но и как образцы стиля. Кстати, многие (да и я сам) составили для себя список книг для чтения по этим флешмоб-постам. В комментариях к постам иногда разворачивались целые литератороведческие дискуссии. Справедливости ради надо отметить, что отличился так именно фейсбук, контактик в целом предпочёл просто перечислять книги без многословных комментариев. Хотя пользователи VK привнесли свою фишку — они стали сопровождать свои посты картинкой.

Выскажу свои предположения, почему этот флешмоб вызвал такой неожиданно мощный отзыв. Он требовал действий не показательных и не просто «ради фана», а затрагивал что-то такое основное, что есть внутри. Неслучайно участники так по-разному понимали задание — кто-то писал о любимых книгах, кто-то — о наиболее значимых, а кто-то просто о первых запомнившихся книгах детства. Хотя задание было сформулировано достаточно чётко, каждый просто видел в нём то, что оказывалось для него более значимым и ценным. Поэтому различались и списки, поэтому и написание их сопровождалось разными эмоциями. Для одних — случалось возвращение в детство, перебор дорогих воспоминаний. Для других — самоанализ, обзор пути «как я стал таким, каков сейчас». Кто-то, перечислив любимые книги, вставал, шёл к полке и брал одну из них — перечитать в двадцатый раз...

И это ещё одно из отличий книжного флешмоба — если эффект от, например, ведёрка с водой заканчивается после просушки феном, то книжный оставил у многих людей, с кем я общался, долгое послевкусие. Даже отправив свою десятку, авторы продолжали пребывать в вызванных этим эмоциях, возвращались к давно запылившимся старым книжкам либо составляли новые долгосрочные планы для чтения. Кто-то, возможно, просто вспомнил, что как-то давно не держал в руках книжки. Но самое главное — флешмоб проходил, заставив задуматься, а вызванные в результате мысли оставались. Как сказал мне Лев Гордон: «Я долго думал, но у меня не получилось ответить в фейсбуке на флешмоб. Но теперь каждый раз, когда я открываю книгу, я думаю — была бы она в списке?»

Итак, результаты в цифрах. Мы их уже один раз опубликовали в корпоративном блоге, потом обновляли, но, как я писал выше, они снова оказались устаревшими. Флешмоб продолжался больше месяца, приняло участие в нём как минимум 300 человек. Скорее всего, даже больше — настройки конфиденциальности у многих не позволяли увидеть их посты. Я сделал попытку написать программу, чтобы проследить развитие флешмоба, но ограничения фейсбука тут оказались ещё жёстче, поэтому походить по чужим страничкам ей не удалось. Но для Большого Брата никаких запретов нет, поэтому сам FB собрал полную статистику по аналогичному англоязычному флешмобу. Любопытно, что их «топ» практически не пересекается с ижевским.

Вот такой #читайижевск получился. Да, а ещё в поддержку фестиваля был фотопроект — наверное, моя первая профессиональная фотосессия. Но это уже другая история. Пока пойду, что-нибудь почитаю.